настольный календарь домик размер Игровые аппараты по ссылке призовые символы, играю регулярно. Обзоры игровых залов. ff418c57

 

 

 Сайт поклонников творчества Теодора Драйзера

 

 

Библиография/"Гений"

“Мне больше всего нравится “Гений”. Я вложил в него большую часть самого себя ”

Т. Драйзер

 

 Об истории написания романа Драйзер написал следующее: “Я имел в виду не какого-либо определенного художника, когда написал книгу, а сплетение обстоятельств в моей собственной жизни и в жизни других людей, которые интересовали  и волновали меня”.

Над “Гением” писатель работал несколько лет. “Третья книга приближается к концу, - писал он в апреле 1911 года Менкену. – К сожалению, следует признать, что это жестокая вещь, но взятая из жизни ”. Он закончил книгу в августе 1911 года, однако издатели были сильно напуганы содержанием романа, утверждали, что история Юджина Витлы “не может…захватить читателей” и вообще не заслуживает того, чтобы быть напечатанной. Нежелание издателей выпустить роман в свет заставило писателя на время отложить его, но в 1913-1914 годах Драйзер снова вернулся к работе над “Гением” и фактически переписал его заново.

Окончательный вариант романа, в основном завершенный в 1914 году, серьезно отличался от первой редакции. В первом варианте роман имел счастливый конец – Витла находит утешение в “христианской науке” и через понимание их сближается с Сюзанной, которая все же выходит за него замуж.

Однако за несколько лет, прошедших после завершения работы над первым вариантом рукописи, писатель понял, что счастливый конец истории Витлы противоречит всему тому, что писатель видел вокруг. И Драйзер переписывает концовку романа.

Опубликованный в  1915 году  “Гений” был встречен в штыки большинством прессы Америки. До конца 1915 года в газетах и журналах появилось более 30 рецензий на книгу, многие из которых были резко отрицательными.

“Нью-Йорк таймс” писала о книге: “Теодор Драйзер еще раз избрал в качестве героя своей книги ненормального человека и написал о нем ненормально длинный роман…Он от начала до конца слишком реалистичен, а также слишком угнетающ и неприятен… ”

Журнал “Харперс”  утверждал, что “ г-н Драйзер, этот хроник вульгарных американцев, катастрофически провалился  со своим “Гением”.

“Нью-Йорк Уорлд”:     “Гений” Теодора Драйзера, история художника, жаждущего известности и гоняющегося за женщинами, написана на 736 страницах, весит фунт и три четверти и содержит примерно 350 тыс. слов.

Было бы лучше, если бы она была меньше на 350 тыс. слов, легче на фунт и три четверти и короче на 736 страниц.

Г-н Драйзер должен отказаться от мысли, что, раз он достиг успеха двумя сексуальными романами, он может продолжать до бесконечности заполнять толстые тома остатками страсти”.

Хотя писатель никогда не придавал большого значения мнению официальной критики, тем не менее такие резкие нападки не могли не задеть его. Он, правда, рассчитывал, что подобная критика газет и журналов вызовет дополнительный интерес читателей и благотворно скажется на продаже книги. Однако надежды его не оправдались – по данным издателя, до конца 1915 года было продано 6577 экземпляров романа.

В июле 1916 года Драйзеру был нанесен новый тяжелый удар – “нью-йоркское общество борьбы с пороком” запретило дальнейшее распространение «Гения» , как «богохульного и непристойного» произведения. Это общество являлось полуофициальной организацией, на которую власти штата Нью-Йорк возложили проведение в жизнь законов, направленных против непристойностей. Данным обществом было запрещено распространение в США таких широко известных книг, как «Три мушкетера» А.Дюма, произведений Э.Сю и т.д.

Джон СамнерРуководитель общества Джон Самнер  усиленно пропагандировал отрицательное отношение к роману: «Мы смотрим на эту книгу с точки зрения ее воздействия на читательниц-женщин с незрелым умом, - писал он в ноябре 1916 года… - Совершенно ясно, что чтение подобной книги молодой женщиной окажет на нее весьма пагубное влияние».

Хотя официальные правительственные органы не предприняли других действий, владельцы издательства были так напуганы угрозами Самнера, что, стараясь избежать дорогостоящего судебного процесса, затребовали непроданные экземпляры книги из всех магазинов страны. Драйзер, имевший все основания опасаться за сохранение печатных форм, тайком вывез их из типографии в соседний штат Нью-Джерси.

Действия «общества по борьбе с пороком» нанесли серьезный ущерб материальному положению писателя. Доходы от продажи романа прекратились в самом начале, принеся ее автору менее 900 долларов.

Между тем, позиция занятая Самнером и его организацией, подверглась критике в некоторых газетах. Так, газета «Де-мойн реджистер», указывая, что Драйзер является «реалистом, анализирующим человеческое мышление», обращала внимание на тот факт, что его книги «обращены полностью к совершеннолетним читателям со зрелым умом».

Лига писателей Америки выступила с официальным протестом против действий «нью-йоркского общества борьбы с пороком». Лига высказывалась против попыток «осудить серьезного писателя на основании законов, направленных против обыкновенных жуликов» , и требовала внести в закон соответствующие изменения.

Друзья писателя разослали сотни частных писем писателям, журналистам и издателям с просьбой высказаться в поддержку Драйзера. В его защиту выступили такие писатели, как Джек Лондон, Синклер Льюис. Из Европы Герберт Уэллс и ряд других писателей прислали телеграмму: «Мы считаем «Гений» произведением с большими литературными достоинствами и поддерживаем протест Лиги писателей Америки против его запрещения».

 В конце 1916 года список сторонников Драйзера превышал 500 человек. Сам писатель также не стоял в стороне от этой борьбы, выступал в газетах, журналах.

«Я смотрю на вмешательство в мои дела …как на акт грубого произвола и опасаюсь за судьбу интеллигента в Америке, - писал он в статье, опубликованной  в конце 1916 года. – Вмешательство «общества борьбы с пороком» в серьезную литературу представляется мне наихудшей и наиболее развращающей формой тирании, которую только может придумать человеческий разум и которая вскрыла всю глубину невежества и нетерпимости и пресекает инициативу и вдохновение в самом зародыше… В литературе пытаются насадить царство террора. Когда оно кончится?»

Свои выступления в защиту «Гения» Драйзер собирает в большую статью «Жизнь, искусство и Америка».

Компания протеста против действий «нью-йоркского общества по борьбе с пороком» не оказала никакого существенного влияния на исход дела. Самнер считал, что протест Лиги писателей представляет собой частную точку зрения ограниченной группы людей. «Писатели, взятые в целом, - утверждал Самнер, - …в качестве знатоков того, в каком направлении окажет влияние это произведение на поведение и мораль публики в целом, …не более компетентны, чем такое же количество механиков, получивших самое обычное образование».

Биограф Драйзера У.Сванберг так описывает положение, в котором очутился писатель: «Теперь для него было абсолютно невозможным писать новые романы, которые могли запретить, даже если бы он мог позволить себе такую роскошь, и пройдет целое десятилетие между «Гением», который превратил его в бедняка, и следующим романом, который принесет ему относительное благополучие. Кто знает, что еще сошло бы с его пера, если бы его не ограничивали, а поддерживали?»

 

 


@Mail.ru